16 февраля 2012 г.

Jack Wood: из глубины сибирских руд.

#интервью #jack wood

После жаркого выступления в рязанском клубе «Дом культуры» музыканты Jack Wood с удовольствием пообщались с журналистами провинциальных газет и другими гостями гримерки, заполняя моменты вынужденных пауз наполнением стаканов с абсентом.

Текст: .

Беседовал: Илья Лицентов, Денис Custp
Ответы: Александра (вокал), Денис (гитара)

Jack Wood - это lo-fi/blues rock дуэт Саши Клоковой (вокалистка «Te Disband») и Дениса (известен по проектам «Factически Неадекват», «Kamio Dreams» и «Kamio»).

«Томская солистка Александра Клокова имеет удивительный голос и свободно им владеет. Гитара и ударные в Jack Wood тоже хороши, но голос отодвигает их на второй план. Миниатюрная девушка с татуированными ладонями в луче прожектора и тяжело падающие в темноту гитарные риффы. Она то шепчет, то кричит, оплетая собою микрофонную стойку. Публика притихла и внимает, оживляясь лишь, чтобы похлопать и посвистеть между песнями.

Их трое: барабаны-гитара-вокал. Им всего полгода, но они играют самый громкий и самый грязный гараж в Восточной Европе. Их вокалистка выпивает три по пятьдесят, эротично закусывает яблочком, отыгрывает сорокаминутный концерт и посылает всех на хуй. Ловишь себя на мысли «Игги Поп — ребёнок под аспирином». Их музыка и тексты пропитаны наследием рок-н-ролла, над которым они так изящно издеваются, выступая в заброшенной церкви своего удивительного города и сжигая там свою одежду. Инструмент задыхается в руках гитариста, он душит её сознательно, бьёт кулаком, чтобы услышать хрип и стоны, барабанщик встаёт, играет стоя, орёт «громче!», вокалистка крутится вокруг микрофонной стойки, визжит, повторяя звуки умирающей гитары в лучших традициях Планта. Зал наполнен сексом и адреналином. Слушатель проникается идеей рок-н-ролла. Бесконечный танец вседозволенности. Это конец, и это начало. Мы — свидетели предсмертной агонии целой музыкальной эпохи.»
Jack Wood Фото: Денис Custp

- Как сейчас с музыкальной движухой в Томске?
А: В городе Томске с музыкальной движухой все довольно хуево, поэтому мы, собственно, и кочуем по этому черному свету, дабы разнообразить свой музыкальный мир. В Томске ловить нечего. Там, откуда мы родом, в основном одни студенты. Все пытаются закрыть сессию, бегают с зачетками. В общем, полный дурдом. Совершенно униженный город. Молодежной движухи нет никакой. Но в Сибири много научных центров - Новосибирск, Томск и так далее.
Д: А еще в Томске самый низкий в России уровень протестного настроения, то есть у нас все абсолютно...
- Конформисты?
Д: Можно и так сказать. Тухлые ребята.
- Какой концерт был у вас самым запоминающимся?
А: Сегодня отличный концерт. Он был очень близко к сердцу принят народом, спасибо за теплый прием. Это вообще наш 5-ый концерт как группы. Хочу, чтобы мертвого ягненка на следующий приносили… Да, и мы первый раз в Рязани, и ваш город напоминает наши сибирские глубинки. Но у вас есть макдачка.
- Уже три.
А: Вы очень кошерно живёте, впереди планеты всей. Вообще, обычно наши концерты проходят очень закрыто, и это 2-ой пока город, где к нам допускаются журналисты, с которыми мы разговариваем и отвечаем на вопросы. Воронеж и Рязань. Все-таки мы занимаемся музыкой не для того, чтобы себя куда-то пропихнуть. Мы сами ничего никуда не выкладываем, максимум просим у людей помощи, вписать нас, когда негде ночевать, а в остальном люди делают все сами. Вот в Воронеже какая-то «российская газета» давай спрашивать наши фамилии. Дедушка стоит с микрофоном, похожим на банку консервную, смотрит на меня и спрашивает, что обычно у нас происходит на концертах. Мы отвечаем – оргии. То есть в его 60 услышать слово «оргии» это уже эрекция. И ты смотришь на него и понимаешь «ой, как глубоко задела». Там же, в Воронеже меня начало тошнить на сцене сильно. А там была такая огромная сцена на фестивале , и я подумала «здесь дохерища места, а почему бы не наблевать». Расположилась удобненько и подумала, щас я метну. Но в конечном итоге ничего не получилось, я тут немного слюнями шубку запачкала, а в остальном всё это встало в глотке, я это дело запила и дальше понеслась петь. Ты никогда не угадаешь, что произойдет на сцене – упадешь ты в обморок в очередной раз или нет – а какая разница – все будет так, как будет, мы не останавливаемся играть.
Д: Кстати, это касается и музыки тоже. Заметно это или нет, как со стороны смотрится, но процентов 30 того, что было сегодня – это импровизация. Мы всегда оставляем место для того, чтобы просто уйти в волну, которая ловится и ни о чем не париться. У нас нет рамок, мы не играем по тактам и так далее.
А: В любом случае, все предпочитают плохо прожаренное мясо с кровью. Когда ты на сцене, ты – мясо, и если там – сухое, отрепетированное, отдроченное и квадрат за квадратом, ты на хуй никому не нужная и не настоящая. А когда в тебе еще полно крови, ты истекаешь весь, как сука, вот это всем нравится. А главное – тебе нравится, понимаешь? И ничего дороже единомышленников нет. Когда путешествуешь по миру, в других странах с другим менталитетом единомышленников найти очень сложно. Благодаря интернету тебе кажется «вот там ребята организуют такие движухи, вот оно, надо туда ехать, надо двигаться с ними вместе», а когда ты на самом деле попадаешь в это дерьмо, не хочешь больше в него попадать. И возвращаться в Россию, потому что его тут еще больше, но, по крайней мере здесь есть люди, с которыми ты можешь поговорить, сказать любую ахинею, и они тебя поймут благодаря богатству русского языка.
Jack Wood Фото: shurf.ru

- А мне ваша музыка показалась космополитичной, понятной в любом месте и в любое время.
А: Проверим, друг мой, космополитична ли наша группа. На будущих гастролях, если не умрем по дороге от странных болезней.
- Во время сегодняшнего концерта все выглядело очень по-тарантиновски, когда люди приезжают в местный бар, и там выступает группа с харизматичной девушкой на вокале вроде тебя…
(Из группы) Но там обычно все заканчивалось бойней с вампирами.
А: Подожди, еще не вечер. Мы сейчас спустимся (из гримерки - прим. авт.) и начнем бойню. Ну, Квеша нам вообще по душе, глубоко в нашем сердце. Мы все любим Тарантино за его бесконечные диалоги, которые мы сейчас с тобой и олицетворяем.
- Так на чем вы росли?
А: На дрожжах, видишь, какая я огромная?
- Вижу, у тебя отличный обмен веществ.
А: Наверное… Дело в том, что я хореографией много занимаюсь (улыбаясь). А что ты имеешь в виду, музыку?
- Да.
А: Мы любим стариков. Все наши любимчики давно умерли. Буквально парочка осталась.
Д: Плант еще живой, да?
А: Удивительно, да. И наша песня, которая посвящена Ричарду Хеллу это, конечно, признание в том, что даже в его старости и трухлости мы бы ему дружно все отдались. Знаешь, кто такой Хелл?
- Да, читал его в оранжевой серии.
А: Альтернатива ты имеешь в виду? (серия "АСТ Альтернатива" - прим. авт.) "Погнали", "Пустоид"? Молодец, очень приятно поговорить.
- Но сейчас такие книги у нас в уценке, поэтому ее читают люди предпенсионного возраста, которые иногда заходят в книжный.
А: Пусть читают, они заживут наконец-то и поймут в конце, что еще не жили.
- Остались в наше время группы, которые можно слушать?
А: Да, эта группа называется Tame Impala, из Австралии. Д: Есть еще хорошая банда Dead Meadow, они тоже двигаются на старой волне. И, в принципе, еще живой Игги Поп. И он всегда молодой. И пьяный.
- Где вы сейчас проживаете и куда вас тянет?
А: В данный момент мы проживаем в Праге и там пытаемся обустроить студию, где записываем что-то, но пока не выкладываем. Более того, еще в одной европейской стране появилась студия, которая желает нас записать, но мы, честно говоря, думаем. Потому что все, что легко дается, на это не стоит соглашаться. Нужно думать перед тем, как брать то, что само ползёт в руки. Видишь, поэтому у меня есть такая символическая молния в ухе (показывает), как у лошадей индейцев…
- И некоторых героев комиксов.
А: У меня был только один комикс, Персеполис, и всё. Больше не было. Но у нас, откуда мы все родом, из глубокой Сибири, многие ребята помешаны на комиксах. Один так хотел быть Спайдерменом, Егорочка Чи его зовут, что когда напьется, лазил по балконам. И вот недавно он упал лицом в асфальт и лежал в больнице, и мы возили его писать на каталке. Это было так круто, вот это настоящий панк.
- Так где бы желали обосноваться?
Д: Вот сейчас мы обосновываемся в Праге и хотели бы там остановиться.
А: Да, вот наш гитарист так бы хотел, а я, например нигде не хочу пускать корни и все такое, «есть вещи на порядок выше, слышишь?» (смеются).
- Любите «Касту»?
А: Нет, к русскому рэпу относимся равнодушно.
Д: Как и ко всему рэпу. Хотя есть олдскульщики…
А: Naughty by nature, на Wu-Tang’е мы росли, на ширштанах. Я всегда была невысокая, но с ширштанов это выглядит крайне смешно. Реально, как карлик, который был загрызан барсуками, примерно так.
- Наверняка Сибирь богата современным фольклором и слэнгом, вспомните что-нибудь из последнего?
А: Понимаешь, я живу в сквоте с художником, который каждый день выдает различные фольклорные фразочки, потом они гуляют по городу, быстро забываются, появляются новые. Видишь, тут совершенству нет предела. В этом плане в маленьком городе очень легко распространяется любая херня. Вообще, конечно интернет засоряет мозги всем, и оттуда это все начинает ползти. Спасибо переводчикам фильмов, которые не смешны, но становятся смешными благодаря переводчикам.
- Что пожелаете молодым отечественным группам, которых сейчас в изобилии?
А: Завязывайте играть, если в вас мало крови. Людям надо побольше свежей крови. Если не получается, ищите доноров. Если не находите, завязывайте нахуй этим заниматься, этого дерьма уже слишком много, а нот всего семь.
Jack Wood Фото: Денис Custp

- Но комбинаций достаточно.
А: Безусловно. На этом и держимся. Не говори, кума, о пряниках, у самой муж пьяница! (с выражением).
- Как у тебя с БДСМ?
А: Для меня БДСМ такой пройденный этап еще в детстве, потому что когда-то, заканчивая школу я подумала «как классно, как интересно», а потом, когда я вся в синяках и порезах ходить поняла, что надоело. Такие штуки очень быстро надоедают. Главное из всего, что ты для себя придумываешь и переживаешь, оставить что-то хорошее, а лишнее отмести. Можно и подушить, по настроению. И подушить и покусать больно. Это зависит от того, какое настроение, музыка играет и кто с тобой находится. Если девочка меня начнёт душить, я вряд ли поприкалываюсь. Не, совсем не то.
- А если тебя начнет душить единорог? Или много единорогов?
А: Ты знаешь, копытами душить – это достаточно сложное занятие. Они бы это делали аккуратно или случайно бы меня убили?
- Быть может и второй вариант.
А: Если бы они меня, например, убили, я в этот момент вряд ли что-то осознавала, потому что асфиксия это такое дело, когда ты очень сильно забываешься и в конечном итоге задыхаешься и подыхаешь.
- Можно испытать оргазм при этом.
А: Тебе видимо, виднее, не знаю надо попробовать. У нас еще до выстуления в Москве много времени.
- Александра, кто из литературной среды тебя вдохновляет?
А: Бродский. Ричард Хелл. Патти Смит неплохую книгу написала. «Просто дети».
- Вспомни самый жесткий трип, который ты ловила.
А: Было такое. Просила меня усыпить, говорила что я в своей шубе похожа на собаку. Отвезите меня в ветеринарную, они не поймут, что я человек. Выбегала босиком зимой на дорогу, разговаривала как Рената Литвинова и мне казалось, что в воде мыши. Было очень страшно, учитывая разные замесы в семье и прочую поебистику, которые обязательно влияют на тебя, когда тебя накрывает бэдычем. Но это тоже неплохой опыт, потому что после таких штук понимаешь, что тебе такая херня не сдалась и лучше нажраться в сиську и лечь спать. В зависимости от компании, я поняла. Если она хорошая, то бывает самая жесть поворачивается совершенно солнечно, ты всех любишь и улыбаешься, а это большая редкость на сегодняшний день. А жаль.
- С кем бы вы хотели сыграть джем из музыкантов ныне покойных?
А: Джим Моррисон. Алан Вега. Группа Suicide уже не жива, но Алан Вега и в одиночку был хорош. Лу Рид тут выпустил альбом с Металликой. Спорный, конечно, вопрос, нужно ли было это делать, но вообще молодец дедуля, мутит музыку послезавтрашнего дня, видимо. Невозможно это не уважать. А вообще, конечно, с Джимом Моррисоном. Перед нашим концертом в Воронеже мы вышли на сцену, еще не начали играть, тишина. Только гитарист отдает парочку грязных аккордов. А это происходило в кинотеатре, сидячий зал. И тут они встают всей толпой, стоят, и я слышу: «она – Джим Моррисон!». Вот это да, ты еще рот не открыл, а они уже по жилетке или еще как-то догадались о моих эротических фантазиях. Так бывает. Здесь уже имеет смысл что-то со сцены вещать, ведь два человека тебя точно поймут.

Еще интервью:

5 апреля 2016 г.

Интервью с Александром Бусловым из «Адаптации Пчёл» — о новом альбоме, музыкальных корнях, «Снах из тюбика» и многом другом.

12 июня 2015 г.

Вернувшись из масштабных гастрольных туров по Азии и Европе, I Am Waiting For You Last Summer впервые за долгое время сыграли концерт в родном городе - в недавно открывшемся RAZ DVA BAR. Мы пообщались с музыкантами о заграничных поездках, предпочтениях в кино, пиджаках и будущем альбоме.

18 января 2014 г.

Оказывается, можно раскрашивать серые зимние города с помощью отличной музыки. Раскрасим в яркие цвета под synthwave наши скучные улицы в сочные цвета Майами и ностальгии по восьмидесятым. Сегодня Артём специально для One Age Radio рассказал о своём музыкальном проекте ALTWAVE и о дебютном альбоме.

11 октября 2013 г.

2 июля 2013 г.

Наши проекты:

Радио OSOW
Современная и независимая русская музыка


Актуальное:

Что почитать
Тусовщики 80х, русские музыканты на Западе, плейлисты Amor Entrave и Oligarkh, интервью с Михалком и «Буерак» и другое

I am waiting for you last summer
«Повседневная жизнь для нас - это перемещения и дорожные приключения»


Подкасты:

Sleeping Hive
Колонка редактора: подкаст о независимой музыке со всего мира

Потусторонуволны
О современной и независимой музыке России

4мерные рифмы
Новинки российского и околороссийского хип-хопа

Только хардкор
Жесть и мясо: пост-хардкор, метал, сладж, блэк, скримо

Мой дедушка был хипстер
Свежая инди-музыка в самых разных её проявлениях

One Age Show!
О современной музыке и культуре